Правительство сделало подарок иностранным инвесторам. Да и не забыло своих

Правительство сделало подарок иностранным инвесторам. Да и не забыло своих

0 63

Кабмин начал работу над мерами поддержки бизнеса в условиях санкционного давления. Заодно своеобразно позаботившись и об активах нерезидентов.

Премьер-министр РФ Михаил Мишустин

В российском правительстве в первый день весны прошло совещание по «повышению устойчивости развития экономики». Именно под таким оптимистичным соусом кабмин решил преподнести ту повестку, которую без обиняков можно было бы назвать «Как нам выжить». Или, правительство замахнулось на большее? 

Среди прозвучавших мер и решений были и те, которые могут стать рецептом выживания не только для российского бизнеса, но и для западного. Наше государство готово защитить их от необдуманных решений. 

«В текущей санкционной ситуации иностранные предприниматели вынуждены руководствоваться не экономическими факторами, а принимать решения под политическим давлением. Чтобы дать возможность бизнесу принимать взвешенное решение, подготовлен проект указа президента о введении временных ограничений на выход из российских активов», –  заявил Михаил Мишустин. 

То есть, западные компании не смогут продать принадлежащие им акции российских компаний. С одной стороны, для них это негативная новость, ограничение права распоряжаться своей собственностью. Но с другой стороны, они получают повод не выходить из капитала российских акционерных обществ вопреки требованиям правительств своих стран. Причем, повод практиески непреодолимой силы. 

«Иностранные инвесторы, для которых рынок РФ имеет стратегическое значение, могут использовать данные ограничительные меры, введенные правительством РФ, как мотивационные факторы и оправдания в диалоге со своими локальными регуляторами, требующими исполнения санкций и вывода активов из РФ. Инвесторы, которые не хотят терять долю рынка в РФ или продавать свои активы за символическую стоимость в сложившейся ситуации, но при этом находятся под санкционным давлением своих же правительств, от данного решения правительства РФ в контексте ситуации действительно выигрывают», – поясняет управляющий партнер «BMS Group» Алексей Матюхов. 

Собственно, именно на такое специфическое «окно возможностей» указал и сам глава российского кабмина: «Рассчитываем, что те, кто вложился в нашу страну, смогут в ней работать и дальше. Уверен, что санкционное давление в конце концов упадет. И выиграют те, кто не станет сворачивать свои проекты в нашей стране, поддавшись лозунгам зарубежных политиков. Как показывает практика, выйти с рынка легко, но вернуться на место, которое уже плотно занято конкурентами, гораздо сложнее». 

Намёк получился совершенно недвусмысленный: мы оценим то, что вы остались с нами. Не останетесь – не факт, что получится вернуться. Делайте выводы, господа иностранные партнеры. 

Покупаем акции, сдаем валюту 

Между тем, российским публичным акционерным обществам дали карт-бланш на байбэк: до конца года им разрешается выкупать собственные акции. По словам Мишустина это «даст им возможность обеспечить необходимую капитализацию». 

«Данные меры позволят предотвратить отток капитала, и вместе с тем экономически поддержать наши компании в условиях запрета на выкуп собственных акций», – комментирует решение кабмина первый вице-президент Опоры России Павел Сигал. 

Отметим, что это решение способно поддержать фондовый рынок. Но им дело не ограничивается. 

Правительство намерено не только брать деньги у бизнеса на его же спасение. По случаю санкций власти решились на то, что так долго откладывали: запустить руку в «кубышку» – Фонд национального благосостояния. Один триллион рублей из ФНБ Минфин направит на выкуп акций российских компаний, которые обвалились на фоне санкций.  

Можно отметить, что 1 трлн в бизнес, это своего рода вариант количественного смягчения. Фондовый рынок уже успел отреагировать положительно на появление покупателя с одним триллионом рублей к кармане. 

Поддержать правительство решило не только фондовый но и валютный рынок. Как отметил премьер-министр, согласно подписанному президентом указу, направленному на поддержание курса рубля, всем участникам внешнеэкономической деятельности нужно будет в трехдневный срок продавать 80% полученной от нерезидентов валюты. 

«Анонсированная поддержка рубля в отсутствие доступа Центрального банка к собственным резервам, в первую очередь будет осуществляться за счет ресурсов бизнеса. Уже вступившее в силу требование о продаже валютной выручки в течение трех дней, будет одним из ключевых инструментов борьбы с инфляцией и поддержки курса рубля. Надо понимать, что в условиях высокой инфляции данная мера будет иметь и негативные последствия для бизнеса», – считает Алексей Матюхов. 

Впрочем, если говорить о ресурсах, то государство намерено снова призвать бизнес, который держит их за рубежом, возвращать деньги на родину. По словам главы кабмина, Минфин уже готовит предложения по амнистии капитала. 

По мнению Алексея Матюхова, у нее, безусловно, будут благие намерения и льготные условия возврата. Такой шаг призван «насытить» экономику денежными средства, активами и инвестициями. Впрочем, у этого плана есть одна уязвимость: не факт, что все это получится вывезти из-за границы 

«Желающие вернуть капитал в Россию столкнутся с ограничениями, которые введены другими государствами: такими как заморозка активов или ограничение транзакций, соответственно, эта процедура будет затруднена. Но в той части, в которой капиталы будут возвращены в Россию, это положительно скажется на экономике», – говорит управляющий партнер «BMS Group»

Держись бизнес, большой и маленький 

Выкупом акций поддержка бизнеса не ограничится. Как отметил Михаил Мишустин, не забудут ни о ком: ни о системообразующих предприятиях, ни о малом и среднем бизнесе. Для первых уже сформированы две группы мер: точечная помощь тем, кто оказался под санкциями и «мероприятия общего характера». 

«Сейчас многим потребуется время на изменение логистических цепочек и пополнение оборотных средств», – добавил премьер-министр. 

Что касается малых и средних предприятий, правительство вместе с ЦБ «рассматривают дополнительные меры поддержки, сочетающие субсидирование и фондирование банков, которые работают с этим сектором экономики». Каким образом средства будут распределяться дальше – пока неизвестно. Главное, отмечают эксперты, чтобы механизм отличался от того, который использовали во время пандемии. 

«Субсидирование и фондирование банков, которые работают с МСП, действительно нужное решение. В тоже время требуется механизм контроля за этими банками – кому и на каких условиях будут выдаваться кредиты. До сих пор банкам не удалось предложить МСП специализированные программы и продукты кредитования. Более половины заявок МСП банки отклоняют», – комментирует анонсированные правительством меры председатель совета директоров группы Finbridge Леонид Корнилов. 

Он добавляет, что спрос на пополнение средств оборотного капитала сохраняется – компании по-прежнему берут кредиты. Но кроме займов нужны и другие меры поддержки МСП.  

«И важно, чтобы они не было реализованы по пандемийному сценарию. Многими из них малый и средний бизнес просто не сумел воспользоваться. Этот опыт нельзя считать успешным», – добавляет Корнилов. 

По словам заместителя начальника отдела аналитических исследований ИКСИ Веры Кононовой, бизнес сейчас сталкивается с серьезным давлением извне, причем это касается разных компаний – не только субъектов МСП и системообразующих организаций. И очень важно не допустить остановки производств. Например, в результате блокировки поставок в Россию импортных комплектующих, материалов.  

«Поэтому “пандемийный” сценарий, когда меры поддержки предоставлялись в основном компаниям, наиболее пострадавшим от локдауна, сейчас был бы слишком рискованным. Ситуация сейчас принципиально иная, нужны меры с более широким охватом участников экономики», – считает аналитик. 

«Механизмы поддержки могут носить, как фискальный характер – предоставление определенных льгот в отношении налогов, так и характер компенсационный, дополнительного фондирования. Например: компенсация в дополнение уже к существующих программам, компенсация процентных платежей в пользу банков по выданным кредитам, компенсация какой-то части лизинговых отчислений и так далее», – добавляет Алексей Матюхов. 

Инвестиции: кажется, такого еще не было

Впрочем, о широких мерах поддержки премьер-министр говорить не стал, зато сделал акцент на важности инвестиций. Он подчеркнул, что «ограничения, которые введены против нашей страны, открывают новые возможности для внутренних капиталовложений». 

По словам Веры Кононовой, поддержка компаний-инвесторов, которые в текущих условиях готовы реализовывать новые проекты или продолжать ранее начатые – одна из первоочередных задач. Нужны серьезные стимулы, которые смогут побудить компании вкладывать деньги, несмотря на высокие риски и неопределенность экономических отношений в будущем. Среди таких стимулов – субсидирование затрат инвесторов на финансирование проектов, включая как капитальные расходы на реализацию проекта, так и на его подготовку, в том числе разработку продукта и технологии его выпуска на предприятии. 

«Особое значение сейчас имеет реализация инвестпроектов в сфере импортозамещения, прежде всего в тех секторах экономики, где зависимость от импорта остается высокой – в производстве автомобильных компонентов и семеноводстве. Поэтому необходимо также расширение деятельности тех институтов, которые занимались поддержкой реализации таких проектов и ранее, как например Фонд развития промышленности, который в текущих условиях может быть докапитализирован, а его деятельность – кратно расширена», – добавляет Кононова.  

Пока Михаил Мишустин лишь анонсировал дополнительные меры поддержки для бизнеса, занимающегося импортозамещением. Оно, по словам премьер-министра, должно стать «основным направлением нашей деятельности». При этом одним из ключевых векторов развития данного направления он видит именно технологический сектор. 

«Надо максимально стимулировать изменения структуры экономики, чтобы еще больше уйти от сырьевой зависимости, увеличивая долю технологичных производств», – пояснил премьер-министр. 

По мнению экспертов, у нас есть определенный потенциал и наработки для того, чтобы развивать технологическое направление. В этом могут помочь и страны-партнеры, которые не так активно поддерживают западные санкции. Тот же Китай, а возможно и Южная Корея, которая пока не проявляет особой активности. 

Может показаться, что нынешние решения кабинета министров демонстрируют избыток амбиций в условиях, когда самая очевидная цель – удержаться на плаву. Даже если вслух говорится лишь о «повышении устойчивости развития». Но только, действительно ли цель лишь такова, и не ближе ли к истине официальная формулировка? А не то и она слишком консервативна.

Источник