Глава ЦБ обещала бизнесу что-то небывалое

Глава ЦБ обещала бизнесу что-то небывалое

0 28

Эльвира Набиуллина переназначена на пост председателя ЦБ. Новый срок выглядит просто продолжением предыдущего, но это не так: приоритеты меняются – снижение инфляции уступило место перестройке экономики. Первое ненадолго удалось, хотя казалось почти невыполнимым – второе окажется сложнее.

Игра в обороне

Большую часть времени в качестве председателя Банка России Эльвира Набиуллина провела под нарастающими антироссийскими санкциями. И в таком контексте ее достижения на этом посту выглядят очень неплохо.

Депутаты Госдумы при обсуждении нового назначения главы ЦБ, конечно, не могли не отметить явные промахи в качестве выстроенной ей обороны — такие, как арест части международных резервов. Но есть и успехи, на которые обращала внимание как сама Эльвира Набиуллина, так поддерживавшие ее представители фракции «Единой России».

В России активно используются карты «Мир» и на ее территории, несмотря на все санкции, работает пластик от Visa и Mastercard. Создана Система передачи финансовых сообщений (СПФС), работающая по стандартам SWIFT — большое подспорье тем, кто отключен от последней. К новой системе уже присоединено большинство российских и 52 зарубежных банка из 12 стран. Работает Национальная перестраховочная компания.

Благодаря оперативной реакции ЦБ банковская система и российский финансовый рынок довольно успешно выдержали беспрецедентные санкционные удары. Приостанавливались торги на Мосбирже, введены контроль за движением капитала, обязательная продажа 80% валютной выручки, ограничения платежей в адрес резидентов недружественных стран, регуляторные послабления и еще ряд мер. Все это дало результат, сбило панику и сейчас позволяет постепенно ослаблять ограничения.

Однако вынужденный подъем ключевой ставки до 20% больно ударил по реальному сектору экономики. В ответ на активную критику депутатами этого аспекта политики ЦБ, глава комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров даже выразился в том смысле, что в военное время задача регулятора — не развитие экономики, а недопущение ее обрушения. Но сама Эльвира Набиуллина в последние недели все более явно меняет риторику, отходя от заявлений в поддержку высоких ставок в стиле «низкая инфляция превыше всего», звучавших ранее даже в относительно мирные периоды.

«По мере стабилизации ситуации на финансовом рынке и снижения инфляционного давления мы начали снижать ключевую ставку, — заявила председатель ЦБ. — Даже не дожидаясь планового совета директоров, который у нас 29 апреля, мы снизили ставку до 17%. И будем рассматривать возможность ее дальнейшего снижения на следующих заседаниях».

Пиррова победа

На самом деле, довольно долгое время главным достижением нынешнего председателя Банка России (явно и по ее мнению) была победа над инфляцией. Эльвире Набиуллиной должны были льстить звучавшие не раз сравнения ее исторической роли с легендарным главой ФРС Полом Волкером, в начале 1980 годов победившим стагфляцию в США.

В то, что таргет 4% может быть достигнут в России, долго не верили многие. Но к февралю 2018 года годовая инфляция снизилась до невероятных 2,2%. Это было неплохим оправданием подавлявшей экономический рост жесткой денежно-кредитной политики, которая к тому же постепенно стала смягчаться. По версии регулятора, добытая ценой тяжелых испытаний ценовая стабильность со временем должна была способствовать экономическому росту, как это некогда случилось в США. Вот только у нас на этом этапе особых достижений зафиксировано не было.

И когда, как сейчас, годовая инфляция превышает 17%, а аналитики прогнозируют на этот год и цифры выше 20%, о своей победе в ЦБ уже не вспоминают. Более того, хотя еще слышны заявления о том, что если не в следующем, то в 2024 году, таргет будет достигнут, тональность последних заявлений Эльвиры Набиуллиной заставляет в этом усомниться.

Задачи, которые она ставит, вполне понятны и решение их необходимо, но есть нюанс. И о нем достаточно прямо глава ЦБ не скажет. Ведь это не просто плохо совмещается с ценовой стабильностью, а прямо противоречит ей.

«Чтобы противостоять вызовам, требуется структурная перестройка экономики, — говорила она на пленарном заседании ГосДумы в четверг. — Эта структурная перестройка, конечно, затронет и финансовую сферу, которая должна переориентироваться на выполнение задач перед экономикой».

О чем идет речь? Если коротко, то о процессах, которые имеют сходство с теми, что происходили в России в начале 1990-х годов. Тогда на еще более масштабную структурную перестройку наложилась непродуманная денежно-кредитная политика — и инфляция исчислялась сотнями и тысячами процентов в год. Сейчас все не так плохо, но за двузначные цифры в обозримом будущем можно поручиться.

Претензии к пуговицам

«Что такое структурная перестройка экономики? —говорила в четверг председатель ЦБ. — Структура экономики — это экономические связи, рынки сбыта, география экспорта и импорта, объем производства, который определяется внешним и внутренним спросом, доля в экономике разных отраслей, степень локализации производств, уровень включенности в международные экономические цепочки и распределение рабочей силы по секторам, спрос на специалистов определенных специальностей, уровень технологичности производственных процессов и так далее, и так далее. Практически все это должно сейчас претерпеть изменения».

Особенно жесткая денежно-кредитная политика в таких условиях способна помешать этой перестройке, не слишком снизив инфляцию. Банк России, впрочем, судя по всему, на этот раз так действовать уже и не будет, поскольку прекрасно понимает, о чем идет речь. Из-за санкций российские потребители и производители теряют доступ к рынкам импорта и экспорта готовой продукции, компонентов, говорила глава ЦБ. Проблемы могут возникать, даже когда произошло достаточно высокое импортозамещение.

«Например швейные производства столкнулись с трудностями с приобретением швейной фурнитуры — основные поставщики были из Европейского союза, — рассказала она. — Что это? Например, пуговицы. Их много где делают, но, как предприятия нам говорят, по их оценкам, поиск новых партнеров и налаживание логистики может занимать до нескольких месяцев <…>. И все это занимает время».

Насколько все это может затянуться? По версии председателя Банка России, структурная перестройка будет «определять ситуацию в экономике в течение нескольких кварталов». Это очень оптимистичная оценка, если только не добавить что-нибудь вроде «потом тоже просто не будет».

Сейчас Россия уже обошла Иран по числу наложенных на нее санкций, так что можно посмотреть на его опыт. Ограничения со стороны Запада здесь нарастают около 40 лет и страна научилась перестраиваться и неплохо с ними справляться. Уровень жизни — совсем не как в КНДР, а обеспеченность товарами несопоставимо лучше, чем, например, в СССР. Но и инфляция обычно двузначная, зачастую заметно выше текущей нашей.

Одна из причин этого состоит в том, что далеко не весь импорт можно заместить, хотя иранские успехи в этом направлении куда ярче нынешних российских. Частная инициатива даже в исламской республике творит чудеса. Но поставки при проблемах с расчетами, в обход санкций или просто без уведомления производителя при импорте получаются недешевыми и нестабильными. Сейчас в Тегеране можно купить хоть самый новый iPhone, хоть последнюю Tesla. Но дорого, очень дорого. То же касается и комплектующих.

Мы же пока даже не на этом этапе. «Скорость изменений может дать только предпринимательская инициатива, — отмечала в четверг председатель ЦБ. — Поэтому сейчас надо дать бизнесу — всему бизнесу — максимальные возможности для проявления инициативы. Поэтому вижу задачу Банка России — наладить работу финансовой системы так, чтобы она отвечала потребностям бизнеса в такой ситуации. Конечно, одновременно нужно защищать людей, защищать их доходы, сбережения, чтобы их реальные доходы увеличивались, не съедались инфляцией, не обесценивались. Поэтому нам, конечно, здесь денежно-кредитную политику надо будет проводить сбалансировано».

Это целеполагание способно породить смелые ожидания. Означает ли в действительности провозглашенная политика поворот навстречу бизнесу, промышленности, торговле, читай — доступное финансирование, станет понятно очень скоро. Но если ответ окажется отрицательным, то реальные доходы огромной части населения, занятого что в производстве и торговле, не спасет и низкая инфляция, тем более, что таковой она все равно не ожидается.

Источник