Bloomberg: Ограничение цен на российскую нефть из области фантастики

Bloomberg: Ограничение цен на российскую нефть из области фантастики

0 16

Рассчитывать на то, что Россия согласится продавать нефть не дороже установленного Западом максимума, наивно, считают аналитики агентства Bloomberg

Коллективный Запад во главе с США в борьбе с Россией столкнулся с парадоксом. Все усилия западных стран лишить Москву главного источника доходов – нефтедолларов пока, по крайней мере, не приводят к успеху. С одной стороны, США с союзниками добились своего, так как экспорт российской нефти уменьшился; но с другой – продавая меньше нефти, Кремль получает сейчас благодаря очень высоким ценам на нее гораздо больше денег, чем раньше. 

Решение проблемы, на первый взгляд, лежит на поверхности. Необходимо ограничить цены на «черное золото» из России, но и эта мера, по мнению агентства Bloomberg, имеет мало шансов на успех. Не удивительно, что раньше, например, к этому простому решению Вашингтон не прибегал раньше. Во время борьбы с Ираном и Венесуэлой Белый дом вводил не ограничения на иранскую и венесуэльскую нефть, а вторичные санкции и тем самым испортил их отношения с торговыми партнерами в Азии.

Участники саммита G7 сейчас активно обсуждают предложение Джо Байдена об ограничении цен на российскую нефть через страховку танкеров и ее перевозку. Речь идет о введении верхнего предела цен на нефть из России. Предполагается, что будет возможна лишь страховка и транспортировка той российской нефти, цена которой не превышает предельную, которую, кстати, еще предстоит определить. Поскольку 95% всего танкерного флота на планете страхуется через лондонскую Международную группу клубов взаимного страхования (IGPIC) и ряд страховых компаний в континентальной Европе, эта мера выглядит вполне внушительно и грозно. 

Евросоюз после месяца жарких споров недавно утвердил частичное эмбарго на российскую нефть. Даже в ослабленном варианте оно уже содержат пункт о запрете страхования танкеров с российской нефтью. Москва, со своей стороны, уже нашла альтернативу в лице Российской национальной перестраховочной компании (РНПК), которая вполне может обслуживать китайские и индийские компании, главных сейчас покупателей российской нефти.

Если перед началом спецоперации приблизительно треть российской нефти уходила в Азию, то сейчас на азиатских покупателей приходится уже почти половина. По плану министра финансов США Джанет Йеллен Брюссель должен будет отменить недавно введенные с таким трудом санкции против российской нефти. В США уже считают, что для снижения цен на нефть и бензин Россию необходимо заставить продавать больше нефти, но по низким ценам, назначенных коллективным Западом. Европейцы, наверняка, заупрямятся, потому что китайские и индийские компании смогут покупать дешевую нефть у России, а европейским это делать запрещено. Вероятно, они со временем откажутся от запрета импорта российской нефти и нефтепродуктов по морю и вместе с ним отменят и запрет на страхование.

Цена главной марки российской нефти – Urals после 24 февраля, по данным Министерства финансов РФ, значительно снизилась в сравнении с нефтью марки Brent. Средний дисконт между 15 апреля и 15 мая составил почти 35 долларов за баррель и обошелся России приблизительно в 7 млрд долларов. Причем, эта цифра к концу июля может вырасти до 10 миллиардов.

Однако главным препятствием на пути западного ограничения цены на российскую нефть может стать одно-единственное слово Владимира Путина: «Нет!», потому что не очень понятно, как заставить Россию продавать нефть при внешне, а не внутренне определенном дисконте.
Можно установить ограничение на уровне, который будет давать маленькую прибыль российским нефтяным компаниям в надежде, что это убедит их не снижать добычу, но решение принимают не эти компании. Их нефть попадает на рынки по нефтепроводам, принадлежащим российскому государству. Рассчитывать на то, что Кремль согласится продавать нефть с назначенной Западом предельной ценой, уверен Bloomberg, как минимум, наивно. В Кремле наверняка думают, что ущерб от запрета российской нефти будет для Европы сильнее, чем для самой России.

Ограничение, к тому же, может иметь смысл лишь при его соблюдении всеми покупателями российской нефти и, в первую очередь, самыми крупными: Китаем и Индией. Однако ждать этого от Пекина и Нью-Дели так же наивно, как ждать согласия Москвы.
 

Источник